Архитектура и замки Польши

В Польше, во времена двух последних представителей династии Ягеллонов, Сигизмунда I Старого (1506—1548) и Сигизмунда Августа (1548—1572), королевский двор находился в полностью перестроенном и прекрасно обустроенном Вавельском замке в Кракове.

Позднее, во времена правления Сигизмунда III Вазы (1587—1632) и его сыновей, Владислава IV (1632—1648) и Яна Казимира (1648—1668), усилилось влияние двора династии Ваза, оставившей свой характерный отпечаток на городе  Варшава.

Варшава и ее королевский замок, имевшие больше оснований считаться центром обширной Речи Посполитой, чем Краков, стали главным средоточием власти, или, точнее, властей. Именно в ней проходили сеймы и выборы королей, возводимых на трон представителями знатного сословия, которые съезжались из всех уголков страны.

Возраставшая в XVII в. дистанция между правителями и основной массой дворянства, недоверие знати к двору и его придворным, в том числе и к иностранцам, отразились в постепенном ослаблении роли королевского двора.

Избранный на польский престол Ян III Собеский, окруженный ореолом побед над турками, велел построить в Виланове, неподалеку от Варшавы, дворец, задуманный как загородная резиденция, место отдыха после тяжелых сражений.

 

Для атмосферы дворов, как и для принятия кардинальных политических решений, имели большое значение браки, заключаемые между королевскими династиями. Так, Габсбурги, которым, несмотря на все усилия, не удавалось взойти на польский престол, начиная со второй половины XV в. не менее семи раз подыскивали супруг для королей Польши, предлагая им в жены представительниц собственной династии. В этом смысле брак в 1646 г. Владислава IV с Марией Людвикой Гонзаго де Невер, свидетельствовал о значительной перемене.

Овдовев, Мария Людвика стала супругой Яна Казимира, брата покойного мужа, и была его верной спутницей во всех перипетиях его драматичного правления. При дворе и в новой столице Варшаве появилась постоянная французская колония. Здания миссионерских монашеских орденов, сестер милосердия и визитандинок и по сей день можно увидеть в центре этого города.

Колония во многом способствовала усилению в Польше культурного влияния Франции, оттеснившего в ходе XVIII в. на второй планитальянское и немецкое влияния. Горячо любимая супруга Яна Собеского, Мария-Казимира Grande d Arquien, прозванная Марысенькой, принадлежала к обществу Луизы-Марии Гонзаго. Этот брак должен был облегчить поиски союза с Людовиком XIV, но в действительности это не принесло конкретных результатов.

В странах, где, подобно Речи Посполитой, особой значимостью обладал социальный слой, включавший в себя мелкопоместных дворян с небольшим имением в виде одной деревни, имелось огромное множество дворов, которые были сосредоточены в поместных домах, разбросанных во всей стране.  Более скромные, чем дворцы, эти резиденции превратились в течение XVI—XVII вв. в удобные и уютные жилища. В Польше это были здания в один или два этажа, с портиками на входе, с вестибюлем в центре и небольшим числом комнат; обычно эти дома окружал парк или фруктовый сад. Самым распространенным строительным материалом было дерево. Хозяйственные постройки в сеньориальных доменах и крестьянские деревни, расположенные вблизи друг от друга, находились по соседству с господским домом, — такова была картина повседневной поместной жизни в течение долгих лет. В XVI в. появилась литература, превозносившая удовольствия и радости жизни в небольших дворянских усадьбах.

Большая историческая эпопея Адама Мицкевича «Пан Тадеуш» повествует о событиях, происходивших в одной из неприметных дворянских усадеб Великого княжества Литовского. Во многом это произведение является прекрасной иллюстрацией мифа, созданного поляками и другими народами Речи Посполитой. Начиная с XVII в. дворянское поместье стало для польской знати более близким идеалом, нежели далекий и вызывающий подозрение королевский двор.

Ссылка на основную публикацию